20 лет, с глобальной точки зрения, не очень крупная дата. Но для компании, работающей во времена перемен в одной из важнейших отраслей промышленного производства для экономики государства, представляющей собой сложную систему самых различных производств, 20 лет – возраст серьезный. «Казцинку» за это время удалось кардинально измениться и вырасти. Но все-таки компании всего лишь – 20, что позволяет надеяться на развитие и на то, что впереди еще много успехов и юбилеев. Насколько оправданы надежды? С этим и другими вопросами в преддверии Дня рождения «Казцинка» мы обратились к Председателю Совета директоров ТОО «Kazzinc Holdings» Николе Поповичу. 

 Уважаемый Никола! 

20 лет, если проводить аналогии с рождением человека, это возраст взросления, осознанности и главное – развития, когда сил много и все еще впереди. 

Если говорить о «Казцинке», на каком этапе, на Ваш взгляд, находится компания? 

Образно говоря – на этапе родителя, который уже провел несколько свадеб для своих детей… Если же деловым языком, то мы – уже совсем взрослая компания! Подумайте, сколько людей прошло через «Казцинк» за эти 20 лет? У нас сменилось несколько поколений, многие наши бывшие коллеги сегодня работают на профильных предприятиях в Казахстане, в России и в странах дальнего зарубежья, часто на руководящих ролях. А многие уже находятся на заслуженном отдыхе. Труд и вклад каждого из них ценен. При этом мы продолжаем расти и развиваться качественно, обороты не снижаем. Выросли и пришли на смену новые поколения, которые с неменьшим успехом работают в «Казцинке». 

Можно на этот вопрос ответить и более конкретно, добавив в него – где мы работаем и над чем. «Altyntau Kokshetau» – абсолютно новое предприятие, где почти все построено с нуля. Усть-Каменогорский металлургический комплекс – новый медный завод, новый сернокислотный завод, принципиально реконструированный свинцовый, расширенное и модернизированное цинковое производство. Зыряновский ГОК – новый рудник, который заменил 2 старых, реконструированная обогатительная фабрика. «Шаймерден» – построенный и уже отработанный рудник. В отличие от всех упомянутых, Риддер за годы существования «Казцинка» не так глобально изменил свою «визитную карточку», так как там продолжаем работать в горе и металлургии на тех же активах, что и 20 лет назад. Но и тут много вложено в реконструкцию фабрики, «Казцинкмаш», цинкового завода, а инвестиционный этап с внедрением новых рудников как раз предстоит. Пример тому – Долинный рудник. Если вернуться к другим регионам Казахстана, то наша большая перспектива – Жайрем, где приступаем к строительству нового и масштабного производства.

 Многое из того, что сказал, делалось тихо, без помпезных заявлений о трансформационном потенциале деятельности компании, как модно делать. Мы всегда предпочитали дело слову. Однако, судите сами, сколько сделано. Мы говорим о многомиллиардных долларовых инвестициях. «Казцинк» за 20 лет своей деятельности прошел серьезную трансформацию. Причем, поменялись как технологии, так и его люди, в развитие потенциала, знаний которых мы всегда вкладывали большие средства.

 – Все эти 20 лет Вы неразрывно связаны с «Казцинком». Какие моменты в истории развития Вы считаете ключевыми, и можете сказать, что особенно гордитесь ими? Какие из реализованных проектов были самыми сложными?

 – Вопрос, на который ответить как-то однозначно, разом учтя все нюансы – сложно. По своей натуре, я всегда смотрел в будущее, а не в прошлое. В будущем – всегда лучше! Поэтому и трудно выделять эпизоды из прошлого, гордиться какими-то из них или сожалеть. За это лавры или наказания уже получены, что прошлое поминать?! Смотрим в завтрашний день, на то, что можем изменить в лучшую сторону!

 Но, если постараться, то начал бы со становления компании в 1997 году. Создание «Казцинка» из трех, в то время фактически обанкроченных, предприятий было очень непростой работой, путем в неизвестное без дорожной карты, без прецедентов для ориентира. Конечно, молодость помогала и мне, и моим соратникам, а также огромный энтузиазм, оптимизм, с которым мы все работали. Это требовало больших усилий, чтобы одновременно убедить и себя, и своих коллег, и огромный коллектив, и инвесторов в перспективности и правильности наших действий. Причем, с минимальными неудобными решениями для всех людей, которых бы этот процесс касался. Так, например, реструктуризировать убыточные производства в те времена без сокращений – это, пожалуй, достижение, которым больше всего горжусь за всю историю создания компании. 

Если же говорить о конкретных инвестиционных проектах, которые внесли свой исторический вклад в «Казцинк», то, извините за отсутствие излишней сентиментальности (никого не хочу обидеть, да и все менеджеры компании, думаю, это знают и согласятся со мной), но отдам свой голос вполне предсказуемо в пользу тех, что принесли и приносят компании больше всего денег – Малеевский рудник, АТК, свинцовый завод. Такие уникальные проекты – фундамент для всех последующих инвестиций, ведь без них не было бы ни «Шаймердена», ни медного завода, ни Жайрема и т.д. Жалко, что не каждому проекту дано работать с таким денежным эффектом.   Источник: http://kazzincholdings.kz/

Поделиться в соц. сетях!